Институт мировой литературы им. А.М.Горького РАН

Сайт создан при поддержке Российского гуманитарного научного фонда
Проект № 12-34-10003

Первая мировая война и русская литература

Политика и поэтика: историко-культурный контекст

Летопись
январь 1916
1январь1916

В январской книжке «Летописи» помещены: Л.Н.Толстой «Хозяин и работник»

В январской книжке «Летописи» помещены: Л.Н.Толстой «Хозяин и работник» (первоначальный вариант) и «Дневник», начало повести М.Горького «В людях» и статья «По поводу одной анкеты», стихи Ив.Бунина, переводы В.Брюсова и А.Блока, повесть Г.Гребенщикова «Люба…

В январской книжке «Летописи» помещены: Л.Н.Толстой «Хозяин и работник» (первоначальный вариант) и «Дневник», начало повести М.Горького «В людях» и статья «По поводу одной анкеты», стихи Ив.Бунина, переводы В.Брюсова и А.Блока, повесть Г.Гребенщикова «Любава», статьи Д.Тальникова «При свете культуры (Чехов, Бунин, С.Подъячев, Ив.Вольный)», К.Тимирязева «Наука в современной жизни», К.Левина «А.И.Герцен и Польша».
В статье Д.Тальникова, одобренной Горьким, говорилось, что современная литература о деревне пошла путем чеховского критицизма; критика неоднократно подвергала упрекам Бунина за его якобы «барский пессимизм», но крестьянские хроники писателей из народа — С.Подъячева и Ив.Вольного — «подтверждают всецело художественные итоги Чехова и Бунина, и их правда кажется порою даже еще кошмарнее…» Деревня «осталась за штатом культуры», такою, какой была при Рюрике, необходимо вовлечь ее в общую жизнь человечества.
Д.Тальников создал свою статью «по рисункам великого маэстро», автора «Двух душ», на фоне «общего культурного подъема народных масс», в частности «великого изобилия самоучек-поэтов из крестьян, из рабочих» (сборник с предисловием Горького), в «Летописи» поют «со святыми упокой» (Е.Чириков, «При свете здравого смысла», Совр. Мир, № 2). В «годину горя» русская жизнь получает в журнале одностороннее освещение. «В людях» — «печальное повествование о впечатлениях мальчика», к которому жизнь поворачивается одной стороной — «порочной, щетинящейся и злобной». «При свете европейской мысли» Д.Тальников видит в русской деревне «одичание». «Это не указание на недостатки… это полное вычеркивание всего русского прошлого, всей русской “души”» (И.Игнатов, «Беллетристика и критика “Летописи”», Р. Вед., 17 февр.). «Летопись” «стремится стать органом какого-то особого неозападничества”; художественные произведения журнала в той или иной мере служат комментарием к «Двум душам» (Г.Гребенщиков и др.) (М.Лиров [М.С.Литваков], Киев. Мысль, 23 февр.). «Журнал вступил в жизнь в такой сложный, бурный, тяжелый год, когда душа читателя особенно исстрадалась по стойкому, ясному и властно руководящему слову… Увы — надеждам этим не суждено было оправдаться. Первые шаги журнала казались злой шуткой, пародией, нелепым недоразумением. Статья Горького «Две души» поразила всех беспросветным отчаянием и полным неверием в будущее России… Горькому подпевал Д.Тальников…». Здоровые мотивы Горький видит только у поэтов-рабочих, в этом сказывается «пагубное» влияние идей социал-демократии. Все остальное — «эпоха реакции, годы зловредного идеализма и ухода от общественности», Горький не видит «серьезного процесса внутренней перестройки». И хотя Горький-художник «нутром любит родной народ и верит в него», повесть «В людях» «не чужда мрачного шаблона, обличений зверского быта России» (А.Гизетти, «Возрождение или вырождение? (О журнале «Летопись»)», Еж. Журн., № 4).
10 марта К.А.Тренев написал В.С.Миролюбову: «Насчет Тальникова я уже писал Горькому резкое письмо. Он выразил сожаление в оплошности и отрекается от него. А все — Бунин» (Лит. Архив, т. 5. М.; Л., 1960, с. 222).

С.Юшкевич — «Человек воздуха».

С.Юшкевич — «Человек воздуха». Пг., «Жизнь и знание», 1916, тираж — 2200. “Юшкевич несомненно внес свою ноту в изображение еврейской жизни… Он не дал ни одного индивидуального, живого человека, но он дал общие схемы жизни, показал общую ее атмосферу, зараз…
С.Юшкевич — «Человек воздуха». Пг., «Жизнь и знание», 1916, тираж — 2200.
“Юшкевич несомненно внес свою ноту в изображение еврейской жизни… Он не дал ни одного индивидуального, живого человека, но он дал общие схемы жизни, показал общую ее атмосферу, заразил ее тревогой, ее крикливой нервностью» Все это было сказано уже в первых произведениях, теперь он варьирует себя ([А.Г.Горнфельд], Р. Зап., № 8, Б-фия).

Рюрик Ивнев — «Самосожжение (Откровения)»

Рюрик Ивнев — «Самосожжение (Откровения)», кн. I. Лист 3. Пг., изд. «Очарованный странник», 1915, тираж — 300. Третья книга с одинаковым названием: «религиозный экстаз… полонил поэта и ему трудно выйти из этого кольца”; «искренность истерии» (В.Шершеневич,…

Рюрик Ивнев — «Самосожжение (Откровения)», кн. I. Лист 3. Пг., изд. «Очарованный странник», 1915, тираж — 300.
Третья книга с одинаковым названием: «религиозный экстаз… полонил поэта и ему трудно выйти из этого кольца”; «искренность истерии» (В.Шершеневич, Нов. Журн. для всех, № 2–3, Нов. Кн.). «Хороший документ крайней неврастении… в этом сладострастии самоуниженья… есть капля Руси… Времен Ивана Васильевича» (С.Городецкий, «Поэзия для себя», «Лукоморье», № 6). «Это исступленная, стремящаяся дойти до последней обнаженности исповедь… обезумевшей от сознания своей мерзости души», «нечто от карамазовщины, передоновщины» (Н.Венгров, Лет., № 1).

“Пета. Первый сборник». М., 1916

“Пета. Первый сборник». М., 1916 (стихи В.Хлебникова, Н.Асеева, С.Боброва, К.Большакова, С.Третьякова и др.). На обложке эпиграфом слова Горького: «В них что-то есть!” Сборник полемизирует с другими оттенками футуризма. «Пусть «Пета» раздавит «Руконог», г.…

“Пета. Первый сборник». М., 1916 (стихи В.Хлебникова, Н.Асеева, С.Боброва, К.Большакова, С.Третьякова и др.). На обложке эпиграфом слова Горького: «В них что-то есть!”
Сборник полемизирует с другими оттенками футуризма. «Пусть «Пета» раздавит «Руконог», г. Беленсон перегрызет горло г. Бурлюку или, наоборот,— нам кажется, что от этого искусство только выиграет» (В.Пяст, «День», 25 февр.).

В.Шершеневич — «Автомобильная поступь. Лирика

В.Шершеневич — «Автомобильная поступь. Лирика (1913–1915)». М., «Плеяды», 1916, тираж — 500; «Быстрь. Монологическая драма». М., «Плеяды», 1916, тираж — 500; «Зеленая улица. Статьи и заметки об искусстве». М., «Плеяды», 1916, тираж — 1000. В.Шершеневич в з…

В.Шершеневич — «Автомобильная поступь. Лирика (1913–1915)». М., «Плеяды», 1916, тираж — 500; «Быстрь. Монологическая драма». М., «Плеяды», 1916, тираж — 500; «Зеленая улица. Статьи и заметки об искусстве». М., «Плеяды», 1916, тираж — 1000.
В.Шершеневич в значительной степени избавился от подражательности своего первого сборника и примкнул к футуризму, в котором он, однако, только гость. Два основных мотива его лирики: «суеверный ужас перед городом и негодование на окружающую действительность» (Вл.Ходасевич, Утро Рос., 30 янв.). Шершеневич «стремится выразить своим стихом быстроту, «быстрь» современной жизни. У него все моторы, авто, автомобили, теф-теф, аэро, да без передышки, да в каждом стихотворении, да все одно и то же… все одинаково неряшливо, недоделано… Клок А.Белого, клок Брюсова, клок Маяковского… клок Тредьяковского, клок Третьякова и огромные клочья пресловутого Северянина» (В.Пяст, «День», 25 февр.). «Есть стихи, порою даже недурные», но нет «единого лирического образа”; поэт-#образник», «чрезмерно загромождает» свои стихи «нежизненными метафорами». Статьи скучны и «наивно доказательны», как «студенческие конспекты» (К.Большаков, «Второй сборник Центрифуги». М., 1916. Б-фия). В сборнике «Зеленая улица» развита теория урбанизма и от искусства требуется прежде всего «современность» (Д.Выгодский, Лет., 1917, № 1).

В.Каменский — «Стенька Разин. Роман».

В.Каменский — «Стенька Разин. Роман». М., 1916, тираж — 1000. «Этот футуристический роман про Стеньку Разина — торжествующий гимн “матерого сына” века, всеопрокидывающего скандалиста, всепопирающего “печенега”» (А.Бурнакин, «Матерый сын», Н. Вр., 1 апр.). …

В.Каменский — «Стенька Разин. Роман». М., 1916, тираж — 1000.
«Этот футуристический роман про Стеньку Разина — торжествующий гимн “матерого сына” века, всеопрокидывающего скандалиста, всепопирающего “печенега”» (А.Бурнакин, «Матерый сын», Н. Вр., 1 апр.). «Бездарность и безвкусие российского футуризма нашли себе подтверждение в книге г. Каменского» (Б.Садовской, «Стенька-футурист», Бирж. Вед., 24 янв.). «Каменский в прекрасной вещи «Стенька Разин» искусно работал над задачей так разместить на цветущем кусте сто соловьев и жаворонков, чтобы из них вышел Стенька Разин» (В.Хлебников. Ляля на тигре. «Северный изборник». М. [Харьков], изд. «Лагуны», 1918).

М.Лозинский — «Горный ключ. Стихи».

М.Лозинский — «Горный ключ. Стихи». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 600. Книга «однородна», «идет из глубины, но ничего об этой глубине не рассказывает», отличается «романтической надменностью», «мысль, что о таинственном надо говорить таинственно» роднит Л…

М.Лозинский — «Горный ключ. Стихи». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 600.
Книга «однородна», «идет из глубины, но ничего об этой глубине не рассказывает», отличается «романтической надменностью», «мысль, что о таинственном надо говорить таинственно» роднит Лозинского с символистами М.Волошиным, Ю.Балтрушайтисом; «лишен памяти зрительной и слуховой», припоминая «райские напевы и воздушные луга» не хочет «вслушиваться в земные звуки, вглядываться в земные вещи» (Н.Гумилев, Апол., № 1). «Чтобы дойти до живой воды «Горного ключа”… нужно пройти через холодные снега умозаключений и пробить ледяную кору символов» (К.Липскеров, Р. Вед., 10 авг.). Автор — дебютант, но «многоопытен» в стихе: «лелееет слова, убаюкивает рифмами, изыскивает образы», но «на что тратит время и талант»? «Подобный эстетизм хуже всякого нигилизма», «чистейший образец петроградского нетовца-нытика» (С.Городецкий, «Поэзия для себя», «Лукоморье», № 6).

Г.Адамович — «Облака. Стихи».

Г.Адамович — «Облака. Стихи». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 600. Это первая книга поэта, во многом еще не устоявшегося, «однако везде чувствуется хорошая школа и проверенный вкус, а иногда проглядывает своеобразие мышления» (Н.Гумилев, Апол., № 1). «Поэти…

Г.Адамович — «Облака. Стихи». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 600.
Это первая книга поэта, во многом еще не устоявшегося, «однако везде чувствуется хорошая школа и проверенный вкус, а иногда проглядывает своеобразие мышления» (Н.Гумилев, Апол., № 1). «Поэтическая искренность» выделяет этот сборник, «всецело относящийся к чистой лирике”; перед нами “истинный поэт, совершенства владения стихом еще не достигнувший» (Р. Д., Сев. Зап., № 2). У Адамовича «стих еще не вполне свой (слышится то Блок, то Белый, то Ахматова), но искренний всегда и простой интонации» (К.Липскеров, Р. Вед., 10 авг.). Учителями Адамовича должны считаться М.Кузмин, И.Анненский и А.Ахматова, у него «подлинный вкус и хорошая школа», но «художественная завершенность» иногда выступает «признаком душевного обеднения». Поэтический мир его «миниатюрный, игрушечный, странно суженный… в своих размерах и очертаниях» (В.Жирмунский, Бирж. Вед., 14 окт.). У Адамовича есть «своя, невыдуманная боль» и должно появиться «свое лицо, а пока он слишком подчинен Ахматовой и Анненскому» (Ин.Оксенов, Нов. Журн. для всех, № 2–3, Нов. Кн.). Мастер делать стихи, но из его поэтического «каземата» раздается только «Нет» (С.Городецкий, «Поэзия для себя», «Лукоморье», № 6).

О.Мандельштам — «Камень. Стихи».

О.Мандельштам — «Камень. Стихи». Пг., «Гиперборей», 1916, тираж — 1000<по «Книжной летописи» проходит 7–14 января, но, судя по дарственной надписи О.Мандельштама С.П.Каблукову от 21 декабря 1915 г., отпечатана ранее. В качестве «собственного издания» мо…

О.Мандельштам — «Камень. Стихи». Пг., «Гиперборей», 1916, тираж — 1000<по «Книжной летописи» проходит 7–14 января, но, судя по дарственной надписи О.Мандельштама С.П.Каблукову от 21 декабря 1915 г., отпечатана ранее. В качестве «собственного издания» могла попасть к автору до официального выхода, задержанного цензурными придирками (О.Мандельштам. Камень. Л., 1990, с. 249, 251, 363).>.
«Это уже второй «Камень» О.Мандельштама. Один оторвался от него, как от некой поэтической скалы, три года тому назад, а этот — потолще и поувесистее — падает в нынешнюю лютую годину»; в поздних стихах — больше отточенности, в ранних — «свежей прелести» (В.Пяст, «День», 21 янв.). «Холодная и размеренная чеканка строк» и за нею «скрытый пафос». Лучше ранние стихи, в позднейших — «маска петроградского сноба слишком скрывает лицо поэта», за «прекрасными» словами «кроется глубоко ничтожное содержание» (Вл.Ходасевич, Утро Рос., 30 янв.). «Прежде всего важно отметить полную самостоятельность стихов Мандельштама; редко встречаешь такую полную свободу от каких-нибудь посторонних влияний». Внешне 1908–1912 гг. для него прошли под знаком символизма, затем он примыкает к акмеизму. «Силой вещей, как горожанин, он стал поэтом современного города, хотя и не дивится, как заезжий пошехонец, автомобилям и трамваям…» (Н.Гумилев, Апол., № 1). «Стих поэта величав, плавен и за собою таит нечто большее», но он мало действует на читателя и «модным» быть еще не может (В.Гальский [В.Г.Шершеневич], Нов. Жизнь, февр.). Это «одна из тех редких книг, значительность которых уже заранее надолго предопределяет их судьбу». Мандельштам сохраняет своеобразие поэтического лица — «в поэзии современной и прошлой у него нет двойников… Он стоит в стороне от литературных течений современности, и какие бы нити не связывали Мандельштама с акмеизмом,— а в более раннюю пору и с символизмом,— в целом его творчество минует всякие поэтические школы и влияния». «В современности он хочет выявить ее сущность и, конечно, не принадлежит к числу тех, кто с наивностью простолюдина поклоняется аэроплану и автомобилю». В его стихах «больше всего заявила о себе тоска по вечно-ценном, духовной свободе» (Г.Гершенкройн, Од. Нов., 20 марта). Путь художника привел его к «пафосу конкретности», его творчество — «в ваянии из слова. И вместе с тем поэт… в крепком союзе», с музыкой. Его «Камень» — «поющий камень» (Андрей Полянин [С.Я.Парнок], Сев. Зап., № 4–5). «У г. Мандельштама есть дарование, но рядовое, незначительное, и принесенный им на алтарь русской музы тяжелый, плохо обтесанный и тусклый «Камень» скоро затеряется в груде таких же усердных, но бедных приношений» (Н.Лернер, «Речь», 2 мая). Его «Камень» — «тверд, холоден, прекрасно огранен… но все же блеск его мертвый, тэтовский”<$FАмериканские бриллианты Тэта — украшения, сделанные из стекла.> (А.С. [Серебров?], Лет., № 5). «Форма у Мандельштама почти всегда безупречна», «великолепная сжатость, доведенная до пределов», но ранние стихи «гораздо искреннее”; «чужая красота» (Бах, Бетховен, Гомер, Цезарь и проч.) «заслонила от нас образ самого поэта» (Ин.Оксенов, Нов. Журн. для всех, № 2–3, Нов. Кн.). «Возвышенные стихи, ложно-классический пафос, ходульная поза пленяют О.Мандельштама. И все в его поэзии деланное, неживое, книжное», при наличии художественного вкуса и «настоящего лиризма» (А.Дейч, Журн. Журн., № 13). «Самосознание напряженное и трагическое”; «графически четкие и твердые линии мандельштамовского стиха» делают книгу «значительной и любопытной» (К.Липскеров, Р. Вед., 30 апр.). «Он покрыт мозолями и потом, этот «Камень», но… работа, совершенная этим упорным и талантливым учеником, и состоящая в одолении и усвоении русского языка, огромна» (С.Городецкий, «Поэзия как искусство», «Лукоморье», № 18, 30 апр.). В «Камне” «изысканность и благородный маньеризм», но «никогда кованый стих… не прикроет нищеты лирика, отсутствия поэта» (В.Рыдзюн. Приаз. Кр., 11 авг.). «Название сборника выбрано автором весьма удачно. Холод и твердость преобладают… Со стороны формы — есть вещи очень красивые», но «теплая, задушевная лирика» упразднена нашими «молодыми» поэтами (З.Б. [З.Д.Бухарова], «Нива», ежемес. прилож., № 9, Б-фия). Мандельштам — «поэт, наиболее талантливый из всех «гиперборейцев”… Никогда не оставляя своего пафоса, никогда и не пытаясь говорить словами простыми и обыденными, он остается цельным в своей натянутости… Однако, как все это холодно и бесстрастно, как это далеко от жизни, как неистребим во всем этом запах старинной книги…» (Д.Выгодский, Лет., 1917, № 1). «Голос Мандельштама необыкновенно звучен и богат оттенками и изгибами. Но настоящее цветение его еще впереди. А этот «Камень» пока еще один из тех, которые Демосфен брал в рот, чтобы выработать себе отчетливую дикцию» (М.Волошин, «Голоса поэтов», «Речь», 1917, 4 июля).

Н.Гумилев — «Колчан. Стихи».

Н.Гумилев — «Колчан. Стихи». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 1000. “Кажется, нет ни единого стихотворения, в котором не было бы серафимов, муз, архангелов, итальянских городов и других эстетических украшений». В таком же тоне написаны стихи о войне. «Выучен…

Н.Гумилев — «Колчан. Стихи». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 1000.
“Кажется, нет ни единого стихотворения, в котором не было бы серафимов, муз, архангелов, итальянских городов и других эстетических украшений». В таком же тоне написаны стихи о войне. «Выученник Брюсова» не уступает в «шикарности» стихов И.Северянину (Н.Венгров, Лет., № 1). «Кому же из современных поэтов наших, как не Гумилеву, славить “дело величавое войны”…» «Победа, слава, подвиг — милые ему и недавно еще затерянные слова — снова найдены и гремят в душах». «Так ринулся он в бой — усталый,разочарованный, одинокий. Его приняли, дали винтовку, дали коня, дали поле, “полное врагов могучих…”», но и здесь он «неудержим в своем тяготении к большим словам: серафимы за плечами воинов, обращения к Господу… С такими словами надо быть осторожнее: они слишком торжественны и полнозвучны сами по себе… Но не знаменательно ли самое стремление поэта — показать войну как мистерию духа? Стиль Гумилева как-то расшатался, оттого так чрезмерны его слова. Они гудят, как колокола, заглушая внутренний голос души» (Б.Эйхенбаум, «Новые стихи Н.Гумилева», Р. Мысль, № 2). Война явилась для Гумилева «благословенной бурей». Однако «огнезарный бой», «рокочущая труба побед», «гудящая грозно бомба» и т.п. «оказались мало вдохновительными для Гумилева как стихотворца, и стихи, посвященные войне, значительно ниже других стихов сборника» (Андрей Полянин [С.Я.Парнок], Сев. Зап., № 6). «Колчан» написан «под знаком Т.Готье», стихи «прекрасные, но всегда холодные» (Б.Олидорт, Приаз. Кр., 6 окт.). «Последняя книжка русского парнасца опять перегружена всяческой экзотикой”; «русский эстетизм и не думает погибать”: Гумилеву «все равно, о чем писать, — о старых ли усадьбах, о Венеции, о Риме», но «нет ни России, ни античности». «Поэт блестяще поверхностен, и совсем не по плечу ему Ин.Анненский, учеником которого он себя считает» (Ин.Оксенов, Нов. Журн. для всех, № 2–3, Нов. Кн.). «Его холодный, умный стих строго отчеканен, хотя чаще — вне музыки и чувства, вне тютчевских бездн и фетовских высот… Стихи его тем не менее несомненно интересны — и широкой культурностью мысли, скорее европейского, чем славянского уклада, и красивой четкостью отделки, и… благородно-оптимистическим подходом к… мучительной трагедии настоящей войны» (З.Б. [З.Б.Бухарова], «Нива», ежемес. прилож., № 7, Б-фия). Недостатки сборника «обнаруживаются с большей очевидностью», чем его достоинства. Гумилев испытывает «внутреннюю растерянность» между  образцами парнасцев, романтиков и лириков (К.Липскеров , Р. Вед., 13 апр.). «Колчан» является прямой противоположностью теоретическим воззрениям автора. Вместо ожидаемой непосредственности первого человека, простоты, еще не нарушенной культурой… мы сразу попадаем в экзотический сад, где собраны художественные достижения многих веков и стран». «Все это изобличает человека XX века… живущего воздухом библиотек и солнцем, нарисованным на холстах старинных картин» (Д.Выгодский, «Поэзия и поэтика (Из итогов 1916 г.)», Лет., 1917, № 1). Поэзия Гумилева должна была стать «большим искусством», но она осталась «прекрасной книгой стихов». «Творчество Гумилева очень щедро в способах обольщения» читателя, «принося в жертву эффектам (и подчас ложным) гармонию общей формы» (М.Тумповская, Апол., 1917, № 6–7).

К.Бальмонт — «Поэзия как волшебство».

К.Бальмонт — «Поэзия как волшебство». М., «Скорпион», 1915, тираж — 2000. «Разбираясь с большим знанием и вкусом в звуковой природе человеческого слова, автор… упускает из виду одно из существеннейших условий словесного «волшебства», а именно — простоту» (…

К.Бальмонт — «Поэзия как волшебство». М., «Скорпион», 1915, тираж — 2000.
«Разбираясь с большим знанием и вкусом в звуковой природе человеческого слова, автор… упускает из виду одно из существеннейших условий словесного «волшебства», а именно — простоту» (А.Н.С. [А.Н.Серебров-Тихонов], Лет., № 1). «От анализа древнего понимания поэзии как волшебства Бальмонт переходит к глубоко субъективному очерку экспрессии звуков слова» (М.Ск., Утро Рос., 12 марта). Книга построена на «филологической гипотезе — о том, что звуковая сторона слова не случайна». «Культ звука и буквы вне слова как целого организма, вне внутренней его формы губит самую сущность словесной стихии… Увлекаясь этой атомистикой, Бальмонт пишет стихотворения на звуки — на “л”, на “р”… не замечая, как бедны и мертвы его слова», ибо «слова мстят за презрение к живой силе, их одухотворяющей» (Б.Эйхенбаум, Р. Мысль, № 3). Книга Бальмонта менее всего «исследование о природе поэзии», ибо сама она — «создание поэтическое… лирический ключ бьет в ней с силой неудержимой, часто пленительной» (В.Ходасевич, Р. Вед., 6 янв.). «Мертвая книга», набита «рассуждениями, которые порадовали бы устроителей школ для отсталых детей», автор — «никудышный стихотворец» (С.Бобров, «Второй сборник Центрифуги», М., 1916). «Прекрасными, вдохновенными строками рассказывает он о магии творческого слова, начиная с младенчества земли», из современных поэтов выделяет Вяч.Иванова и Балтрушайтиса. Развивает «теорию о внутреннем значении букв», музыкальности и внушаемости поэзии («Нива», ежемес. прилож., № 5, Б-фия). Типичная для «символической эпохи» книжка: «именно так мы «рассуждали» и «философствовали» еще очень недавно», но «кончилась эпоха Кривлянья и Ломанья» и «захотелось правды — даже с маленькой буквы» (Искатель жемчуга [П.П.Перцов], «Скука больших букв», Н. Вр., прилож., 22 окт.).

Г.В.Плеханов — «История русской общественной мысли»

Г.В.Плеханов — «История русской общественной мысли», тт. 1–2. М., «Мир», 1914–1915, тираж — 5000. «Только в последнее время общественно-политическая идеология обратила на себя внимание историков, раньше же она находилась в ведении историков русской литерат…

Г.В.Плеханов — «История русской общественной мысли», тт. 1–2. М., «Мир», 1914–1915, тираж — 5000.
«Только в последнее время общественно-политическая идеология обратила на себя внимание историков, раньше же она находилась в ведении историков русской литературы, у которых занимала подчиненное положение». «Научная ценность работы Г.В.Плеханова возрастает по мере того, как его изложение приближается к тем периодам русской истории, когда западные элементы ее становятся преобладающими. Уже для XVIII века, которому посвящена значительная часть II тома, автор делает крупный вклад в нашу историографию» (А.Кудрявцев, Лет., № 11). В труде Г.В.Плеханова представлена «методология марксизма» (И.Боричевский, Совр. Мир, 1917, № 2–3). При «ярком литературном таланте», «сильном и своеобразном уме и разносторонней эрудиции» автора, книга «не удовлетворяет», так как исходит из догматов исторического материализма и общих схем вроде «Россия=Европа+Азия», «сводящих очень сложные исторические вопросы к математически прямолинейной формуле» (А.Кизеветтер, «Новый труд Г.В.Плеханова по русской истории», Гол. Мин., № 1).

В.Розанов — «Левитан и Гершензон»

В.Розанов — «Левитан и Гершензон» (Р. Библиофил, № 1). Оба умеют возводить «обыкновенности» в «перл создания» и заслужили благодарность России, но это лишь мастерская стилизация под русское, лишенная «боли, крика, отчаяния, просветления».

В.Розанов — «Левитан и Гершензон» (Р. Библиофил, № 1). Оба умеют возводить «обыкновенности» в «перл создания» и заслужили благодарность России, но это лишь мастерская стилизация под русское, лишенная «боли, крика, отчаяния, просветления».

Ал.Бенуа — «Последняя футуристическая выставка»

Ал.Бенуа — «Последняя футуристическая выставка» («Речь», 9 янв.). К.Малевич заявляет<В январе вышла книга К.Малевича «От кубизма к супрематизму. Новый живописный реализм». Пг., 1916, тираж — 300.>: «Вещи исчезли, как дым, для новой культуры искусства…

Ал.Бенуа — «Последняя футуристическая выставка» («Речь», 9 янв.). К.Малевич заявляет<В январе вышла книга К.Малевича «От кубизма к супрематизму. Новый живописный реализм». Пг., 1916, тираж — 300.>: «Вещи исчезли, как дым, для новой культуры искусства, и искусство идет к самоцели-творчеству». И на выставке мы находим иллюстрации этой «проповеди нуля и гибели» (хотя есть и талантливые вещи, например, рисунки В.Татлина). «Все это серенькое, убогонькое и маленькое — и при этом крикливое и кусливое”; это «философия одичания и озверения», которая овладевает миром. На выставке высоко под потолком, «на месте святом», повешено «произведение» Малевича — черный квадрат в белом обрамлении. «Это не просто шутка, не простой вызов»,— он возвещает «царство уже не грядущего, а пришедшего Хама».
В Тенишевском училище, в Петрограде, прошли лекции И.А.Пуни и К.Малевича на тему «кубизм — футуризм — супрематизм», отстаивающие «беспредметное, абсолютное творчество», с резким выпадом против статьи Ал.Бенуа. По отношению к старому искусству ораторы обнаружили «дебри нигилизма» (А.Ростиславов, «Плевательница новаторов», «Речь», 15 янв.).

Л.Клейнборт — «Беллетристы-самоучки

Л.Клейнборт — «Беллетристы-самоучки (Чапыгин, А.Бибик, Ив.Касаткин, С.Подъячев, Г.Гребенщиков, Л.Григоров, С.Фомин)» (Совр. Мир, № 1). «Беллетристы-пролетарии — авторы книг, о которых говорят,— скажу прямо,— очень мало, но все же говорят». Критик считает, …

Л.Клейнборт — «Беллетристы-самоучки (Чапыгин, А.Бибик, Ив.Касаткин, С.Подъячев, Г.Гребенщиков, Л.Григоров, С.Фомин)» (Совр. Мир, № 1). «Беллетристы-пролетарии — авторы книг, о которых говорят,— скажу прямо,— очень мало, но все же говорят». Критик считает, что пора заняться биографиями этих людей, что и делает отчасти в своей статье.

Я.Тугендхольд — «Московские театры»

Я.Тугендхольд — «Московские театры» (Сев. Зап., № 1). Доктор Дапертутто [В.Мейерхольд] назвал Студию Художественного театра, в связи с постановкой «Сверчка на печи», «театром замочной скважины», но мы попросту сидим в чужой комнате «и созерцаем чужую, не п…

Я.Тугендхольд — «Московские театры» (Сев. Зап., № 1). Доктор Дапертутто [В.Мейерхольд] назвал Студию Художественного театра, в связи с постановкой «Сверчка на печи», «театром замочной скважины», но мы попросту сидим в чужой комнате «и созерцаем чужую, не преображенную фокусом “скважины” жизнь», ибо игра артистов (М.Чехов и др.) «даже слишком хороша» — ее не чувствуешь.

В.Сахновский — «Писатель без догмата

В.Сахновский — «Писатель без догмата (Основные мотивы творчества Леонида Андреева)» (Нов. Жизнь, № 1). «Взыскует к философии», ни во что не верит, пристрастен к кошмарам, современен, неизменен от первого до последнего тома.

В.Сахновский — «Писатель без догмата (Основные мотивы творчества Леонида Андреева)» (Нов. Жизнь, № 1). «Взыскует к философии», ни во что не верит, пристрастен к кошмарам, современен, неизменен от первого до последнего тома.

Ал.Н.Толстой — комедия «Нечистая сила» (Р. Мысль, № 1).

Ал.Н.Толстой — комедия «Нечистая сила» (Р. Мысль, № 1). “Ходит публика на пьесу… и хохочет. Нечистая сила, черти в шкафу, набухающие и вдруг падающие бумаги,— а что, господа, если это современная Россия, с ее нынешним дьявольским наваждением… Почему на лбу…

Ал.Н.Толстой — комедия «Нечистая сила» (Р. Мысль, № 1).
“Ходит публика на пьесу… и хохочет. Нечистая сила, черти в шкафу, набухающие и вдруг падающие бумаги,— а что, господа, если это современная Россия, с ее нынешним дьявольским наваждением… Почему на лбу гоголевских подлецов так на веки веков и выжжено огненное клеймо, а современный подлец идет под веселый, утробный смешок…» (А.Измайлов, «Литературные кружева и война с дьяволами», Бирж. Вед., 8 марта).

16 января А.Блок пишет С.Н.Тутолминой:

16 января А.Блок пишет С.Н.Тутолминой: «Я не понимаю, как ты, например, можешь говорить, что все хорошо, когда наша родина, может быть, на краю гибели, когда социальный вопрос так обострен во всем мире, когда нет общества, государства, семьи, личности, где…

16 января А.Блок пишет С.Н.Тутолминой: «Я не понимаю, как ты, например, можешь говорить, что все хорошо, когда наша родина, может быть, на краю гибели, когда социальный вопрос так обострен во всем мире, когда нет общества, государства, семьи, личности, где было бы хоть сравнительно благополучно» (т. 8, с. 454). 17 января сообщает свои впечатления Н.А.Нолле-Коган о книге П.С.Когана «Пролог» (Пг., 1915), в которой «программа действия» модернистов характеризовалась как антиобщественная: «Напрасно Вы думаете, что «мое мировоззрение диаметрально противоположно…”; напротив, я встретил на ее страницах много близкого и знакомого мне. Главное, что я имею сейчас возразить против этой книги,— это то, что мысли, в ней выраженные, кажутся мне не творческими, не окрыленными…» (ЛН, т. 92, кн. 2, с. 326).

В.Винниченко — пьеса «Ложь»

В.Винниченко — пьеса «Ложь» (Еж. Журн., № 1). Героиня, вслед за горьковским Лукой, проповедует теорию «спасительной лжи», автор показывает ее несостоятельность (Питирим Сорокин, Еж. Журн., № 1).

В.Винниченко — пьеса «Ложь» (Еж. Журн., № 1).
Героиня, вслед за горьковским Лукой, проповедует теорию «спасительной лжи», автор показывает ее несостоятельность (Питирим Сорокин, Еж. Журн., № 1).

А.Ахматова — «Стихотворения»

А.Ахматова — «Стихотворения» («Перед весной бывают дни такие…», «Самые темные дни в году…», «Нам свежесть слов и чувства простоту…», «Ведь где-то есть простая жизнь и свет…», «Не искал меня, не славил…») (Сев. Зап., № 1).

А.Ахматова — «Стихотворения» («Перед весной бывают дни такие…», «Самые темные дни в году…», «Нам свежесть слов и чувства простоту…», «Ведь где-то есть простая жизнь и свет…», «Не искал меня, не славил…») (Сев. Зап., № 1).

Вяч.Иванов — «Два града

Вяч.Иванов — «Два града (Венок сонетов из лирической трилогии «Человек»)». Посвящается Льву Шестову (Р. Мысль, № 1).
Вяч.Иванов — «Два града (Венок сонетов из лирической трилогии «Человек»)». Посвящается Льву Шестову (Р. Мысль, № 1).

Ф.Сологуб — «Стихотворения»

Ф.Сологуб — «Стихотворения» («Я, мечтавший одиноко…», «Как хорошо, что реют пчелы…», «Порой как будто онемеешь…») (Р. Мысль, № 1).

Ф.Сологуб — «Стихотворения» («Я, мечтавший одиноко…», «Как хорошо, что реют пчелы…», «Порой как будто онемеешь…») (Р. Мысль, № 1).

А.Блок — «Перед судом»

А.Блок — «Перед судом» («Что же ты потупилась в смущеньи?..») (Р. Мысль, № 1); «Я тишиною очарован…» (Еж. Журн., № 1). «Очарования сна» («Пусть я и жил, не любя…»), «Молитва» («Мой путь страстями затемнен…»), «Мадонна» («В венецианской церкви темной…»), «Д…

А.Блок — «Перед судом» («Что же ты потупилась в смущеньи?..») (Р. Мысль, № 1); «Я тишиною очарован…» (Еж. Журн., № 1). «Очарования сна» («Пусть я и жил, не любя…»), «Молитва» («Мой путь страстями затемнен…»), «Мадонна» («В венецианской церкви темной…»), «Девушке» («Милая девушка, что ты колдуешь…»), «Один» («Хожу по камню острых плит…») (Бирж. Вед., 1, 6, 10, 24, 31 янв.).

А.Куприн — статьи «Союзники»

А.Куприн — статьи «Союзники» [о Всероссийском земском союзе], «Уточкин» (Бирж. Вед., 1–3 янв.).
А.Куприн — статьи «Союзники» [о Всероссийском земском союзе], «Уточкин» (Бирж. Вед., 1–3 янв.).

А.Чапыгин — рассказ «Скрепа» (Сев. Зап., № 1).

А.Чапыгин — рассказ «Скрепа» (Сев. Зап., № 1).
А.Чапыгин — рассказ «Скрепа» (Сев. Зап., № 1).

А.Ремизов — рассказ «Жаркое лето» (Сев. Зап., № 1).

А.Ремизов — рассказ «Жаркое лето» (Сев. Зап., № 1).

А.Ремизов — рассказ «Жаркое лето» (Сев. Зап., № 1).

4январь1916

А.Измайлов — «Парадоксы книжного рынка»

А.Измайлов — «Парадоксы книжного рынка» (Бирж. Вед., 4 янв.). В книжных магазинах давка — «некоторые книги буквально расхватываются, как расхватан на днях толстовский дневник». Ходко идут Н.Крашенинников, М.Кузмин, А.Грин, Игорь Северянин

А.Измайлов — «Парадоксы книжного рынка» (Бирж. Вед., 4 янв.). В книжных магазинах давка — «некоторые книги буквально расхватываются, как расхватан на днях толстовский дневник». Ходко идут Н.Крашенинников, М.Кузмин, А.Грин, Игорь Северянин

6январь1916

А.Серафимович — рассказ «Наваждение» (Киев. Мысль, 6 янв.).

А.Серафимович — рассказ «Наваждение» (Киев. Мысль, 6 янв.).
А.Серафимович — рассказ «Наваждение» (Киев. Мысль, 6 янв.).
8январь1916

Н.Гумилев — «Записки кавалериста»

Н.Гумилев — «Записки кавалериста» (Бирж. Вед., 8 янв.); стихотворения «Андрей Рублев», «Деревня», «Змей» (Апол., № 1); «Старая дева» (Нов. Жизнь, № 1).
Н.Гумилев — «Записки кавалериста» (Бирж. Вед., 8 янв.); стихотворения «Андрей Рублев», «Деревня», «Змей» (Апол., № 1); «Старая дева» (Нов. Жизнь, № 1).
16январь1916

Последний налет дирижаблей на Париж.

16 января 1916 (29 января 1916 г. по н.ст.) Последний налет дирижаблей на Париж.

16 января 1916 (29 января 1916 г. по н.ст.)
Последний налет дирижаблей на Париж.

Георгий Иванов — «Вереск. Вторая книга стихов».

Георгий Иванов — «Вереск. Вторая книга стихов». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 1000. “Стремление к красивости неизбежно приводит поэта к ретроспективизму и описанию произведений искусства. Читая его, мы точно находимся в антикварной лавке». «Почему поэт то…

Георгий Иванов — «Вереск. Вторая книга стихов». Пг., «Альциона», 1916, тираж — 1000.
“Стремление к красивости неизбежно приводит поэта к ретроспективизму и описанию произведений искусства. Читая его, мы точно находимся в антикварной лавке». «Почему поэт только видит, а не чувствует, только описывает, а не говорит о себе, живом и настоящем, радующемся и страдающем?» (Н.Гумилев, Апол., № 1). «Учась инструментовке стиха у Верлена, простоте — у Кузмина, умению изображать у фламандских художников», «пройдя чрез декоративные узоры Сапунова и Судейкина», Г.Иванов «приближается к полному овладению собственным стилем» (К.Липскеров, Р. Вед., 13 апр.). «Все это с большим вкусом приправлено, где аллитерацией, где неслыханной рифмой, где кокетливо-небрежным ассонансом: куда что идет, где что к месту — это все Г.Иванов знает отлично… Его поэзия загромождена неодушевленными предметами и по существу бездушна даже там, где сантиментальна» (Вл.Ходасевич, Утро Рос., 7 мая). «Нарядный «Вереск» Георгия Иванова воспевает красивые старинные вещи… Иные его стихи хочется не в книге видеть, а поставить на этажерку, как фарфоровые хрупкие безделушки» (Ю.Айхенвальд, «Речь», 25 апр.). «Он зорок, слух его тонок, язык находчив». Родина этой поэзии — «Гиперборей», самый старший русский предок — Н.Гумилев (Андрей Полянин [С.Я.Парнок], Сев. Зап., № 7–8). Поэты-акмеисты «тяготеют к четким и ясным граням внешнего мира». «Поэтический мир Г.Иванова… обедненный, маленький мир. Все кажется здесь приятно завершенным, художественно законченным, все в эстетическом порядке». Г.Иванов — ученик М.Кузмина, он «подражает изысканной простоте, немного жеманной грации автора “Сетей”». «Нельзя не пожалеть о том, что ему не дано стремиться к художественному воплощению жизненных ценностей большей напряженности и глубины и более широкого захвата» (В.Жирмунский, Р. Воля, 1917, 16 янв.).

17январь1916

Л.Андреев — статья «Англия» («Боже! Сохрани Англию!»)

Л.Андреев — статья «Англия» («Боже! Сохрани Англию!») (Бирж. Вед., 17 янв.).

Л.Андреев — статья «Англия» («Боже! Сохрани Англию!») (Бирж. Вед., 17 янв.).

16 января в зале Петровского училища состоялась лекция Ф.Сологуба

16 января в зале Петровского училища состоялась лекция Ф.Сологуба о современном театре. На театральных подмостках господствует бытовой театр, любовная интрига, а превосходные пьесы русских символистов (Блока, Ремизова) не идут на сцене. В будущем, лет чере…

16 января в зале Петровского училища состоялась лекция Ф.Сологуба о современном театре. На театральных подмостках господствует бытовой театр, любовная интрига, а превосходные пьесы русских символистов (Блока, Ремизова) не идут на сцене. В будущем, лет через пятнадцать, «театр станет храмом для общей молитвы, для созерцания творений истинного искусства», а для «легких развлечений» останется «кабак». Современный же театр совмещает «храм» и «кабак» (Б.Садовской, «Федор Сологуб о современном театре», Бирж. Вед., 17 янв.).

20январь1916

В России премьер-министром становится Штюрмер.

20 января 1916 (2 февраля 1916 г. по н.ст.) В России премьер-министром становится Штюрмер.

20 января 1916 (2 февраля 1916 г. по н.ст.)
В России премьер-министром становится Штюрмер.

23январь1916

Началась Трапезундская операция. Продолжалась с 23 января (5 февраля) по 5 (18) апреля 1916 г.

23 января 1916 (5 февраля 1916 г. по н.ст.) Началась Трапезундская операция. Продолжалась с 23 января (5 февраля) по 5 (18) апреля 1916 г. В результате взятия русскими войсками Трапезунда 3-я армия турок оказалась отрезанной от Стамбула.

23 января 1916 (5 февраля 1916 г. по н.ст.)
Началась Трапезундская операция. Продолжалась с 23 января (5 февраля) по 5 (18) апреля 1916 г. В результате взятия русскими войсками Трапезунда 3-я армия турок оказалась отрезанной от Стамбула.

26январь1916

А.Волынский — «“Фетишизм мелочей” (В.В.Розанов)»

А.Волынский — «“Фетишизм мелочей” (В.В.Розанов)» (Бирж. Вед., 26 и 27 янв.). Об «Опавших листьях» и «Уединенном»: Розанов убежден, что «отпадением от культа величавого к фетишизму мелочей им совершен настоящий перелом в самом центре современной литературы”…

А.Волынский — «“Фетишизм мелочей” (В.В.Розанов)» (Бирж. Вед., 26 и 27 янв.). Об «Опавших листьях» и «Уединенном»: Розанов убежден, что «отпадением от культа величавого к фетишизму мелочей им совершен настоящий перелом в самом центре современной литературы”; «здесь мы стоим лицом к лицу с бредом пигмея, не видящего истинного уровня своих умственных сил и писательского таланта”; демонстрирует «словесное озорство хулигана», в то время как «в тирадах… Чернышевского, даже самых неумеренных по своему характеру, никогда не переставала звучать струна благородного мужества», «Розанов накидывается на литераторов, так или иначе прикосновенных к протестантским движениям русской истории», и «плещет на них брызгами своего гаденького порицания и смеха», лишь Шперк, Рцы и священник Флоренский кажутся ему «счастливыми исключениями среди лакеев, пустозвонов, гениальных и негениальных дураков русской литературы». Розанов — «маниак сексуальности», тип человека, всегда занятого собой, чуждого «евангельским и апостольским писаниям Нового Завета».